Аксаментов Геннадий Васильевич

      Поэт, член Союза писателей России с 2002 г. 

       Родился 8 марта 1945 г. в  Иркутске. Учился в школе №11. По профессии  врач — терапевт в 1968 г. окончил Иркутский государственный мединститут. Работал в лечебных учреждениях г. Иркутска. Является кандидатом медицинских наук. Имеет звание «ЗАСЛУЖЕННЫЙ ВРАЧ РОССИЙСКОЙ ФЕДЕРАЦИИ». В 2012 году награжден  премией Губернатора Иркутской области, присужденной медицинским  работникам за высокие достижения в профессиональной деятельности на звание «Лучший по профессии». В течение 20 лет занимал должность главного врача Областной клинической  больницы №2, позднее   переименованной в Областной гериатрический центр.

      Стихи начал писать в студенчестве, с середины  60-х г. В 2002 г. был принят в члены Союза писателей России.

       Произведения поэта отличаются особой  лиричностью, раскрывают самые светлые оттенки человеческой души. Сибирский поэт Елена Жилкина писала: «Стихи Геннадия Аксаментова – скромные, традиционные по форме, радуют читающего чистотой чувств, верностью тона, когда автору нужно сказать о чем-то добром и светлом в своей жизни, вспомнить друзей студенческой поры и зрелости, пришедшей с годами, и восхититься никогда не увядающей природой. Есть в стихах и еще одно очень важное свойство: строки никуда не уходят от родного города, от сыновней благодарности к нему…»

Отдельные издания

Поэтические акварели : стихи. – Иркутск : Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1989. – 39 с. : портр.

Дорога к дому : стихи. – Иркутск : [б. и.], 1993 (Иркут. дом печати). – 64 с.

Прохожий : стихи. – Иркутск : Иркут. писатель, 2001. – 136 с.

В ритме шага : стихи. – Иркутск : [б. и.], 2005 (Тип. КПК). –  70 с.

Одна жизнь : стихотворения. – Иркутск : Сибирская книга, 2009. – 239 с.

Публикации в коллективных сборниках и периодических изданиях

 Иркутск  в сентябре : [стихи] // Иркутск. Бег времени : [сборник] : в 2 т. – Иркутск, 2011. – Т. 1 : Слово о городе / [сост.: С. И. Гольдфарб, В. П. Скиф]. – С. 481–483.

Содерж.: Иркутск в сентябре ; Город ; Землякам ; Тихий мир ; «Роняют пух в июне тополя…».

 Иркутск  в сентябре : [стихи] // Сибирь. – Иркутск, 2011. – № 2. – С. 150–151.

Родные голоса и лица : [стихи] // Сибирь. – Иркутск, 2011. – № 3. – С. 162–165.

Три  посвящения : [стихи] // Сибирь. – Иркутск, 2013. – № 3. – С. 83–84.

«Землякам» : [стихи] // Каменный цветок : ант. стихов о войне. – Иркутск, 2017. – С. 14.

Под тополиной вязью : [стихи] // Сибирь. – Иркутск, 2019. – № 1. – С. 66–69.

О жизни и творчестве

Семенова, В. Поэтические акварели Геннадия Аксаментова / Валентина Семенова // Вост.-Сиб. правда. – Иркутск, 2002. – 13 апр. – С. 3.

Каминская, Л. Тихий разговор // Вост.-Сиб. правда. – Иркутск, 2005. – 21–22мая. – С. 13.

Тендитник, Н. Человек, назначенный для Слова / Надежда Тендитник // Родная земля. – Иркутск, 2000. – 11 нояб. – С. 13.

Обухов, А. Зов тишины / Александр Обухов // Сибирь. – Иркутск, 2011. – № 3. – 184–191.

А.Калягин. «Поэтический сборник Геннадия Аксаментова» — // Медик . — № 2 февраль 2010 г.

Письмо

Ноябрь. Воскресенье. Пополудни.

Гостит в кварталах русская зима,

а на моей окраине безлюдной

лежит листок для нежного письма.

Еще вчера готовилось затишье,

снег повалил, тая его приход,

ссутулились дома, осели крыши,

и стал похож поселок на сугроб.

А нынче все бело и неподвижно,

лишь кое-где поскрипывает снег,

да нежное перо скользит чуть слышно,

то остановится, то вновь ускорит бег.

1968


Портрет женщины с детьми

Так совершенно, нежно и спокойно

она глядит сквозь времени поток,

в котором ждут ее миры и войны,

который беспощаден и жесток.

Три детских лика глазками вспорхнули

чуть-чуть напуганно, как бабочки с цветка,

и в этом взмахе весело сверкнули

те силы центробежного витка,

что увлекут их в будущем полете,

на трех путях разъединясь.

Она ж осуществляется, напротив,

как триединства явленная связь.

1978


Эпилог
из поэмы «старые фотографии»

Долистал альбом,

и сердце тихо,

тихо возвращается ко мне.

Как же, бабы, вам бывало лихо,

как бесправно было вам вовне.

Нет, не то…

бесправье…

униженье…

Жалость меньше веры и любви,

жалость — это только приближенье

к подлиннику, к лику,

что в крови

нашей неизменно пребывает,

там, где возникают времена,

и где сердце смертное верстает

их в дороги, строки, имена.

Оттого, что яблоня весною,

если не убита, расцветёт —

победит любовь и уведёт с собою,

и спасенье веру обретёт.

Искренними, чистыми, простыми

эти тропки выведут из тьмы,

из фантома Замка, из пустыни,

где так долго находились мы.

Здесь, у края пропасти безродной

видится из-под усталых век,

что секунда совести свободной

перед Господом —

как полный век!

1990-1992


***

Вот на канве весеннего бульвара

скамейка, на скамейке пара,

и солнце просто и светло

льёт своё первое тепло,

оно стекает по щеке,

у губ в уютном уголке

чуть растекается в улыбке

и веселит без всякой скидки

на давность памяти и той весны,

откуда золотые сны.

Тепло апрельского светила,

немая квантовая сила,

свободный дар, но зыбкий, зыбкий,

когда от физики к улыбке,

когда к душе

и к тайне рая в шалаше,

но нам достался без усилий-

так после летних изобилий

пустым полям даётся нега

косых дождей и снега.

А день в стремлениях безбрежен,

он ещё юн, он ещё нежен,

и озорной, как синий камень

в серёжках на прекрасной даме,

и так далёк он от заботы

лелеять ветошь позолоты

и чью – то жизнь наедине,

где на двоих или вдвойне

и пытка и оплот пространства,

а счастье – облик постоянства.

Ты рядом. И на склоне лет

на сердце радостный куплет.

И снится мне, что мы идём.

куда не знаю, но вдвоём,

чтоб там остаться…

И впервые

душа на эти позывные

не ищет довод.

2017


***

Не докучай, а лучше помоги

И как бы невзначай

разматываю фразу,

её целебную заразу,

её крылатые шаги.

Ступеньки осени выходят из тумана,

ожог листвы, затянутая рана,

браслеты паутин, и вести, и напасти…

не оступиться как – то, не упасть бы

с ступенек этих,

как бы не увлечься,

чтобы от новых истин уберечься.

А прошлое живёт издалека,

не приближаясь, но его рука

с утра рисует улицы и парки,

стирает недомолвки и помарки,

умело восстанавливает память

до зримых дел,

но так, чтобы не ранить,

не потревожить…

Время – не предел,

и прошлое есть та задача,

которую перерешить

я должен,

снова пережить,

но пережить иначе

и кое — что исправить.

Дальше – свет, он будет править

в остывшей повседневности неброской

уже за фиолетовой полоской.

2017

Теги: