Князев Юрий Владимирович

Драматург, член Союза российских писателей с 1995. Родился 15 ноября 1954 г. в г. Слюдянке Иркутской области. В 1960 г. семья переехала в Ангарск, где Ю. Князев окончил среднюю школу. Был призван в советскую армию, служил в воздушно-десантных войсках. Затем работал в «Иркутскэнерго», на Ангарской ТЭЦ.

Первую пьесу написал в 1979 г. Тогда же представил на обсуждение в Ангарском литобъединении пьесу «Воображаемое пианино», которая впоследствии была  поставлена Л. Беспрозванным в г. Ангарске, в народном театре «Чудак».

Участник областной конференции «Молодость. Творчество. Современность».

В 1989 его пьеса «Отпуск в зимнее время» была опубликована журнале «Современная драматургия», а пьеса «Коттедж» переведена на английский язык и поставлена режиссером В. Кокориным в театральном центре Юджина ОʹНила в штате Ватерфорд (США). Юрий Князев является почётным гражданином этого штата.

В предисловии к книге пьес Ю. Князева иркутский критик С. Захарян пишет, что В. Кокорин так отзывался о Князеве: «В его пьесах – правда, не чёрная, но горькая. Он слышит диалог. Слышит людей, вроде бы обездоленных судьбой, но поразительно богатых внутренне. И передаёт их «косноязычие» с таким знанием, с такой любовью, что возникает ощущение фантастическое: мерцающее отражение текста над бездной внизу – в попытке героя выговориться, понять самого себя… То, что делает Князев, – уникально. Театру надо пытаться услышать то, что он слышит».

Пьесы Ю. Князева увидели свое воплощение на сценах российских театров: в Иркутске, Омске, Санкт-Петербурге, Элисте и др. Пьеса «Наплыв» была поставлена в Иркутском драматическом театре и в Омском академическом театре.  В 1989 г. журналом «Театральная жизнь» Ю.В. Князев был признан лучшим драматургом года. В 1993 г. издательством «Фишер» (ФРГ) переведена на немецкий язык пьеса «Динамо». Публиковался в журнале «Современная драматургия», в литературно-публицистическом альманахе «Зелёная лампа» и др.

Живет в Ангарске.

Отдельные издания

Пьесы : драма. – Иркутск : Издатель Сапронов Г. К., 2001. – 509, [1] с.

Публикации в коллективных

сборниках и периодических изданиях

               Отпуск в зимнее время : комедия // Современная драматургия. – 1989. – № 4. – С. 72–95.

               Карамболь : пьеса в 2 д. // Современная драматургия. – 1993. – № 3/4. – С. 3–22.

«Утро красит нежным светом…» : пьеса // Зеленая лампа : литературно-публицистический альманах / [редакторы-составители: А. И. Кобенков, Б. С. Ротенфельд, В. В. Науменко]. – Иркутск, 2003. – С.73–93.

Город сурка : фрагмент из пьесы // Иркутск. Бег времени : [сборник] : в 2 т. – Иркутск, 2011. – Т. 2 : Автографы писателей, кн. 2 : Проза / [сост.: А. К. Лаптев, В. А. Семёнова ; ред.: А. С. Гурулёв, В. А. Семёнова]. – С. 561–570.

Коттедж : отрывок из пьесы // Ангарск литературный : справочник-антология / ред., сост. В. В. Дмитриевский [и др.]. – Ангарск, 2018. – С. 152–155.

Беседы, интервью

Восемь сюжетов времен Овидия / беседовал С. Зиннер // Вечерний Иркутск. – 2001. – 21 нояб. – С. 16 ; Александровский Централ. – Иркутск, 2002. – № 1 (11). – С. 18.

О жизни и творчестве

  Юрий Князев  – драматург  // Писатели Приангарья : биобиблиографический справочник / сост. В. Семенова. – Иркутск : Изд-во журн. «Сибирь», 1996. – С. 168–169.

Бур, Д. Бескрылый ангел : [рецензия на спектакль «Карамболь» Театра на Литейном (Санкт-Петербург)] // Петербургский театральный журнал. – 1999. – № 18/19.

Науменко, В. Живые люди // Иркутск. – 2001. – 16 нояб. – С. 8.

Юрий Князев // Ангарск литературный : справочник-антология / ред., сост. В. В. Дмитриевский [и др.]. – Ангарск, 2018. – С. 151.

Юрий Князев

ВООБРАЖАЕМОЕ  ПИАНИНО

Отрывок из пьесы

Звонок.

Марья Платоновна. Входи, Миша.

Лена. Ах, это вы?!

Марья Платоновна. Лена! Садись, Миша.

Миша. Добрый вечер. Ты, как русалка, я не видел раньше этого халата.

Лена. Это не ты его покупал. Вот этот бюст­гальтер – ты, а халат – это ещё девичий.

Миша. Что случилось? Марья Платоновна…

Лена. Мама – ты её так звал.

Миша. Прибежала вся в слезах. Я подумал, не собиралась ли ты кончить жизнь самоубийством.

Лена. Старо, Мишенька. Как дела-то у тебя? Набрал мальчиков? Нет?.. А морду тебе не наби­ли в ансамбле?

Миша. У меня в норме…

Марья Платоновна. Давайте поужинаем, как раньше. Включим телевизор, накроем маленький столик…

Лена. Это обязательно?

Марья Платоновна. Ленка, сейчас я нач­ну психовать.

Лена Это тебя не украсит.

Марья Платоновна выходит.

  Миша. После того как… пора бы домой. Что тебе, Лена, не хватает? Любви? Я же люблю тебя.

Лена. А я когда-нибудь в этом сомневалась?

Миша. Ну тогда что?

Лена. А я тебя? Тебя это не интересует?.. Я же Серёгу люблю… По-моему, мы все это знали.

Миша. Серёга тюха. Он не боролся за тебя. А я добивался, боролся.

Лена.Это больше было похоже на изнасило­вание…

Миша. Прекрати!

Лена. Уважают, Миша, женщины, такие как я, мужчин не за то, что он рядом идёт, а за то, что он всегда ей руку подаёт и всегда впереди.

Миша.Интересно, моя дорогая! А почему я должен идти впереди, а ты, ты-то свободная… Иди! И мне могла бы подать.

Лена. Не получается такое. Это же классиче­ский случай… Баба же, она только тащит в люди, и всё. Наташка своего тащила, тащила, а он взял и брыкнулся… Правда, мы бы, может, с твоей тёщей тебя бы дотащили…

Миша. Ой, Лена, только не надо мне об этом хоть…

Лена. Правда, с тёщей ты общий язык нашёл. Тебе бы такая, как она, нужна была… А я тебе не нужна, и ты мне не нужен был! Нет, вру. Я тебе нужна была, как… ковёр. Мягкий, пушистый. Красивая пушистая жена. Вот это, наверное, са­мое важное… Ты не муж, а женовладелец!

Миша. А сама-то ты… Неблагодарная ты! Что я, как пчёлка, крутился для себя?! Всё в дом тащил, для Леночки! А ты… Сказал бы я тебе, кто ты!

Лена. Я тебе скажу, ужина не будет! Зря ты расстегнул пуговицу на пиджаке.

Миша. При чём тут ужин! Я пришёл погово­рить.

Лена. Мы уже поговорили.

Миша. Мы не говорили, мы ссорились!

Лена.Прекрасно. Вдобавок, если ты не уй­дёшь, я разобью посуду. А она хрустальная, у нас на традиционных вечерах была, помнишь? Так пожалей нервную систему Марьи Платоновны!

Миша. Лена, ну ладно, хорошо, извини меня, если…

Лена. Мама!

Марья Платоновна (входит). Опять начина­ешь?!

Лена. Мать, ты зачем его привела?! А?! Зачем? (Мише.) Убирайся к чёрту!

Марья Платоновна. Что ты кричишь на меня? Я тебе мать пока! Не смей!

Лена. Болванчики!.. Уходите… Ну, что вы ко мне привязались?

Миша. Извините, Марья Платоновна.

Марья Платоновна. Это ты извини, Миша. (Миша уходит.) Ленка! Мне надоело!..

Лена. А мне?!

Марья Платоновна. Давай поговорим се­рьёзно. Откровенно.

Лена. В кои-то веки тебя потянуло на откро­венность?

Марья Платоновна. Хватит издеваться надо мною, слышишь? Зачем ты так? Вы же жи­ли с ним… Хорошо жили!..

Лена. Не люблю я его. Не люблю!

Марья Платоновна. А кого же ты лю­бишь?

Лена. Никого! Сама себя! Себя…

Марья Платоновна. Прекрати. Ты и себя не любишь. Ты, ты… я не знаю, кто ты. Эх, бес­сердечные вы. Что Витька, что ты!

Лена. А почему я здесь? Он пнул меня на аборт. Ну, это для него ерунда. Но когда мне сде­лали больно, я подумала: как может человек по­слать любимого человека на пытку? Это были на­стоящие испанские штаны. Бр-р… Инквизитор!

Марья Платоновна. Для вас всё! Радо­ваться не могла, всё в заботах, чтоб сыты, обу­ты были…

Лена. Ты этому только и научила, заботе… Да ещё раз сто об этом напомнишь. А я не хочу!

Марья Платоновна.Убирайся тогда! Всё! Уходите! Витька ушёл, и ты убирайся!

Лена.Вот этого, мать, я ждала. Только позд­но ты меня выгоняешь. Раньше надо было. Я уже привыкла… Но надо, наверное, рвать, кромсать, убегать. Раз мы привыкли чувствовать себя оди­нокими рядом с близкими людьми, может, на расстоянии сердце ёкнет?

Марья Платоновна Кошмар!.. Что ты го­воришь? Что ты плетёшь, я не понимаю тебя?! Ленка, я поглупела… Какое одиночество, какая тоска?..

Лена Одинокие мы, мать, одинокие бабы… Самое главное потеряли… и покатилась наша жизнь к телевизору, к кухне… Мама, мамочка, жить я хочу!