Акимова Марина Николаевна

 Поэт, эссеист, критик. Член Союза российских писателей. Родилась в 1981 году в Иркутске. Окончила Иркутский университет (специалист по социально-культурному сервису и туризму), а также аспирантуру ИГУ (кафедра философии).

     Стихи начала. писать в 19 лет. Учителем и наставником Марины стал известный иркутский  поэт, признанный мастер слова, автор многих книг и публикаций  Анатолий Кобенков. 

      Стихи Акимовой печаталась в альманахе поэзии «Иркутское время», в журналах «День и ночь», «Сибирские огни», «Зеленая лампа» и др. Она является лауреатом XVII областной литературной конференции «Молодость. Творчество. Современность». В 2005 году вышел сборник стихов «Вырастая  на разлуку».

     «…Ее стихи растут из того, из чего выстроена жизнь: из ее печали и радости, слабости  и силы, робости и упрямства. Стих Акимовой… жив не только переживаемой любовью или проживаемым пейзажем, но и вспышками новых соображений и смысловых сдвигов». («Большая биографическая  энциклопедия » (2009). Как эссеист Акимова размышляет над сущностью поэзии, рассматривает творчество интересных для нее и малоизвестных современных авторов, стремится прежде всего «понять природу поэтического мира конкретного поэта», а потом уже дать ему свою оценку.

      Марина Николаевна – лауреат премии имени Сергея Иоффе, премии Фонда имени В. П. Астафьева по итогам 2008 года в номинации «Поэзия».

     Состоит членом  редакционной  коллегии  новосибирского литературно-художественного журнала «Сибирские огни», где в разное время занимала  должности заведующей отделом публицистики, затем – отделом поэзии, с 2016 года  работает редактором отдела художественной литературы.

     Живет в Иркутске.

Отдельные издания

Вырастая на разлуку. – Иркутск : Издатель Сапронов Г. К., 2005. – 31 с.

Публикации в коллективных сборниках

 и периодических изданиях

Русское стихотворение ; Рецепт // Иркутское время : альм. поэзии / сост.: А. Кобенков, В. Науменко. – Иркутск, 2004. – С. 67.

«Как будто вырубили звук…» // Иркутское время : альм.  поэзии. – Иркутск, 2005. – С. 40–41.

[Стихи] // Интерпоэзия. – Нью-Йорк, 2005. – № 2.

Мы еще свои не сносили камни : стихи  // Дети Ра. – Саратов, 2006. – № 2.

 [Стихи] // Урал. – Екатеринбург, 2006. – № 9. 

«Я, в оборот попавшая земной…» // Иркутское время : альм.  поэзии / сост.: А. Кобенков, М. Акимова. – Иркутск, 2006. – С. 62.

«Действительность души» : [о поэзии А. И. Кобенкова] // Сибирские огни. – Новосибирск, 2008. – № 3. – С. 157–169.

«Этот город – кому он нужен?» ; «Если между ладоней…» ; «Наверно, это январю…» ; «В полуполёте от земли…» ; «В переулке не съели меня заборы…» ; «Ну как по Карла Маркса не пройти…» ; «…и не спасёт ни ремесло словесное…» : [стихи] // Иркутск. Бег времени : [сборник] : в 2 т. – Иркутск, 2011. – Т. 2 : Автографы писателей, кн. 1 : Поэзия / [сост.: В. К. Забелло, В. П. Скиф]. – С. 306–310. – Крат. биогр. справка (с. 306).

Тимченов в кубе : веселые воспоминания о грустной жизни одного поэта : [об иркутском поэте А. Тимченове (Тимченко)] // Сибирские огни. – Новосибирск, 2013. – № 2. – С. 140–147.

О жизни и творчестве

Акимова Марина Николаевна. – Текст : электронный  // Академик : Большая биографическая энциклопедия : [сайт]. – 2009. – URL: http://dic.academic.ru/dic.nsf/enc_biography/1445/%D0%90%D0%BA%D0%B8%D0%BC%D0%BE%D0%B2%D0%B0 (дата обращения: 17.10.2019).

Акимова Марина Николаевна. – Текст : электронный // Литературная карта Иркутской области : [сайт]. – Электрон. текст. дан. – 2015. –  URL: http://inark.net/litera/object/1820569875?lc=ru (дата обращения: 10.06.2019).

Марина Акимова

***

В России нужно жить до ста,
чтобы успеть распространиться
по выгнутой спине страницы
и забежать за край листа,

чтобы успеть не то чтоб спеть,
а – выдохнуть себя печально
и к сотой осени дотлеть
до простоты первоначальной,

и растянувшись вширь и всласть
(вся – вдох и выдох – власяница),
ни в чем, ни с кем не повториться
и в землю, как в безумье, впасть.

* * *

В переулке не съели меня заборы,
вот и радость моя вся – к цепям собачьим.
Много надо ли? Вырос бы только город,
чтоб оставить не страшно… Пока же плачем
мы еще друг в дружку, в одежку, в доску,
мы еще свои
                           не сносили камни.
Вот и дом родительский. Как занозку
извлекла я гвоздик, вздохнули ставни,
заплясали груша и тополиха,
и взлетела радостная собака,
вскрикнул папа, ударился в стенку бака
битый ковш. И я выросла
                                           тихо-тихо.

* * *

Этот город – кому он нужен? –
полурухнувших чёрных кружев,
вечно вспоротых тротуаров.
Он острожным еще простужен –
весь во льду да в бреду пожаров,
да в поту воробьиных лужиц.
То терпимо ему, то хуже –
от нахлынувшего трамвая
дрожь всей улицей переживая.

* * *

1
Наверно, это январю
фонарь кивает онемело:
да-да, нет-нет. Снег к фонарю
вдруг подлетев, офонарело
несется дальше. Говорю
как после комы, неумело.

2
Фонарь – дрожащий огонек.
России бросовый сценарий.
Да разве кто-то что-то смог
здесь сделать? Вот пассионарий
поджег коммерческий ларек,
чтоб рядом выстроить солярий.

3
Наверно, вслушиваясь в Русь,
в ее тяжелые качели,
фонарный скрип и снежный хруст,
на самом дне, на самом деле,
я в чем-то главном разберусь,
чего мы слышать не хотели.

4
Русь. Родина. Россия. Ру.
Ни веры, ни родных, ни друга.
Бреду, как дура, по двору.
Хвостом захлестывает вьюга.
Гадаю: до утра умру
иль выведу себя из круга?

* * *

Слова легки. Но неподъемен стыд.
И тот, кто в сердце промолчит
и не сорвется на стихи
до времени, тот в сентябре
сорвет пылающий ранет,
реальный, разнобокий. Нет,
он подождет… Уже хрустит
на том единственном дворе
снег первый, в детстве, в ноябре,
и мама в валенках идет.
И жизнь идет к концу и год.
И он чего-то там чертит, –
судьбой, как шерстью, меховит –
рукой ослабшей, в декабре –
шесть черных точек, три тире –
как выдох-вдох-и-выдох – монолит,
ведь каждый в будущем забыт.



* * *

Как будто вырубили звук
в ковчеге старого трамвая,
когда мой город вдруг
                                          промок,
и слайды плыли в тишине
(сплетенье мулине – Ван Гог):
машинная возня, испуг
ленивый,
                    зонтики взрывая,
бежали люди как во сне –
шел свет и ливень.
                             Кто спасен,
тот оглушен своей удачей,
оставлен…
                          «Посмотри, во всем
(нам машет плавниками ставень,
нам водоросли – провода) –
немая началась вода», –
сосед мой говорит и плачет,
а я не слышу,
                           как всегда.