Вяткин Николай Юрьевич

Поэт, член Союза писателей России с 2001 г. Родился в 1968 в г. Алзамай Иркутской обл. Среднюю школу закончил в 1985 г. Работал на студии кинохроники в Иркутске. Учился в Красноярском и Иркутском университетах на филологическом факультете Служил в армии.

      В 2003 г. организовал вместе с женой Еленой Вяткиной семейный ансамбль «Рябиновый дождь», где они выступают вместе со своими детьми. Поэт и рок-гусляр Николай является автором стихов ко множеству песен исполняемых ансамблем, который становился лауреатом многих всероссийских и международных конкурсов. Музыканты много гастролируют по стране. В 2006 г. семья  Вяткиных  была удостоена звания «Почетная семья Иркутска». Около 11 лет семья проживала в г. Сергиев Посад Московской области, после вернулась в Иркутск.  Сейчас музыкальный семейный коллектив дает концерты народной музыки, вместе с областным Домом народного творчества открыли в Иркутске гусельную мастерскую «Этно-мастерская Вяткиных»  – единственную в Приангарье.

       Публиковался в журналах «Наш современник», «Москва» и др.

      Николай Вяткин является лауреатом конференции «Молодость. Творчество. Современность» (г. Иркутск 1991 г.), участником Семинара молодых писателей России в 1997 г.,  Форума молодых писателей России  (Москва, 2001 г.).

       Живет в  г.г. Сергиев Посад — Иркутск. 

Отдельные издания

Река, впадающая в небо : стихотворения. – Иркутск : Издат. центр журн. «Сибирь», 1994. – 47 с. – (Сибирская новинка).

Рябиновый дождь : сб. стихов / предисл. А. Румянцева. – Иркутск : Письмена, 2000. – 70 с.

Голосом ветра : стихи. – Иркутск : Иркут. писатель, 2007. – 83 с.

Публикации в коллективных сборниках

и периодических изданиях

На краю одичалой судьбы : стихи // Сибирь. – Иркутск, 2000. – № 1. – С. 106–109.

Тополь : стихи // Первоцвет. – Иркутск, 2000. – № 1. – С. 12–13.

Рябиновый дождь : [подборка стихов] // Вост.-Сиб. правда. – Иркутск, 2000. – 12 февр. (№ 28/29). – С. 12.

«Я солнце синее за тучей…» : [стихи] // Антология иркутской поэзии. XX век / ред. Т. Н. Суровцева. – Иркутск, 2000. – С. 457–463.

Дышу этой далью свободной : стихи // Сибирь. – Иркутск, 2002. – № 5. – С. 34–38.

Путь, сберегающий душу : стихи // Сибирь. – Иркутск, 2002. – № 1. – С. 134–138.

«Она все знала наперед…» : стихи  // Музыка тишины : по страницам альманаха «Первоцвет», 1998–2002. – Иркутск, 2005. – С. 53.

«Снег блестит за окном, он засыпал следы в никуда…» : стихи ; Месяц май : рассказ  // Первоцвет. – Иркутск, 2005. – № 1.– С. 23–26.

«Старая яблоня вновь весной…» : стихи // Слово о Матери : антология сибирской поэзии / ред.-сост., вступ. слово: Ю. П. Перминов. – Тобольск, 2011. – Т. 1. – С. 209–210. – (Библиотека альманаха «Тобольск и вся Сибирь»).

«Я солнце синее за тучей…» : стихи // Иркутск. Бег времени : [сборник] : в 2 т. – Иркутск, 2011. – Т. 2 : Автографы писателей, кн. 1 : Поэзия / [сост.: В. К. Забелло, В. П. Скиф]. – С. 400–414.

О жизни и творчестве

      Румянцев, А. Рябиновый дождь : о книге Н. Вяткина // Восточно-Сибирская правда. – Иркутск, 2000. – 12 февр. (№ 28/29). – С. 12.

  Эпов, С. О двух безусловных поэтах : о творчестве Ладимира Невидимова и Николая Вяткина / Сергей Эпов // Сибирь. – 2001. – № 5. – С. 212–221.

Пенто, Н.  Гусли в каждый дом? Иркутская семья возвращает старинный инструмент в народ / Наталья Пенто // Аргументы и Факты. – 2019. – 27 марта (№ 13). – Прил.: Аргументы и факты в Восточной Сибири. – С. 20.

Николай Вяткин

Рябиновый
дождь

Сияет
над городом серп новолунья.
В душе золотые созрели слова.
Мой друг, жизнь извечная бука и
лгунья,
Но только она и бывает права!
Над снегом рябины клубятся
ветвями.
О красные тучи! О ночи без сна!..
За все, что хорошего было меж
нами,
Еще по стаканчику выпьем вина!
Чудным пацаном я оставил
поселок,
На поезде мчался куда-то во
мгле,
И, может быть, сколько на кедре
иголок,
Столь грустных минут я узнал на
земле.
Ни дна, ни покрышки не нужно
поэту,
Что — хутор ли, город, звезда ль
на пути?!
Ты радостью был мне в скитаньях
по свету,
И бездна для сердца уже
позади…
Как славно, что молоды мы и
любимы!
Под этой луною домой не
дойдешь…
Давай же, мой друг, покачаем
рябины,
Пусть падает с неба рябиновый
дождь!


* * *

Милая,
твоя ладошка
На ладони у меня.
Посиди со мной немножко
В тишине на склоне дня!
Дремлет ветерок в соломе,
Месяц встал из-за лесов.
До чего ж спокойно в доме,
Слышен мерный ход часов…
Слышен писк мышей в чулане,
Слышен шорох тишины,
И невидимых созданий
Речи тайные слышны.
Мы с тобой родные люди —
Это ясно нам давно.
В этой чувственной минуте
Счастье и заключено.

***

Из венка сонетов «На берегу разлуки»

12

Как Ангаре не деться от Байкала?

Уж бледный месяц раздевает ночь

И клонит в сон. Чу! Чаек услыхала:

«Старик-то наш задумал сплавить дочь,

Зря ль пир во всю Сибирь!

Да против воли Девицу отдадут за Иркута —

Батыр из здешних». Молниями боли

Вонзились в сердце Ангары тогда!

Бежать! Пусть камень вслед, пусть слезы

Седой отец прольет на суд веков.

Бежать! И станет Енисей судьбою,

Когда развяжет голубые косы

Кремнистыми руками берегов;

Сей мир затмив, он спрячет под собою.

На Ангаре

Я знаю, есть лед – и огню растопить невозможно;

Кристаллы его затаились в глазах у тебя!

…Ты с маленьким сыном.

Он мне улыбнулся тревожно,

На замшевой куртке шнурок золотой теребя.

Пусть время убито, но нас не сроднила разлука,

И нет объяснения чувству, связавшему нас.

Мы слишком похожи в гордыне своей.

Вот и мука!

И старая песня на струнах натянутых фраз.

Повсюду костры. Жгут осенние листья и травы.

Тревожит меня дым сгорающих красок земных.

За польским костелом, за черной змеею канавы,

За Вечным огнем, вспомни,

день был прозрачен и тих.

И шли караулом, чеканя шаги, пионеры.

Ты бросила вслед им, ко мне прижимаясь плечом:

—  Наивные дети – в стране,

где ни правды, ни веры.

—  Да, дети наивны, но родина здесь ни при чем.

Река уносила широкие сизые воды.

Над ней островок обнажившейся рощей чернел,

За облаком пряталось солнце.

Тревожные годы

Идут и идут, и идут – и неведом предел.

Тревожные чайки кричат и над пристанью вьются.

И снова, как вечность назад:

—  А ты смог бы, поэт,

Уехать отсюда, – спросила ты, – и не вернуться?

—  Я осень в России люблю. —

вот и весь мой ответ.

Оставили север последние гуси и утки,

Плывут облака над пустыней осеннего дня

В тревожную даль…

Мальчик в новенькой замшевой куртке

Моими глазами упорно глядит на меня.