Гурулёв Альберт Семёнович

Прозаик. Член Союза писателей России с 1969 г. Родился А. Гурулев 28 сентября 1934 года на Дальнем Востоке, в г. Спасске Приморского края. Детские и школьные годы прошли в городе Черемхово, откуда в 1952 году Альберт Гурулев приехал поступать в Иркутский государственный университет. После окончания филологического факультета в 1957 г.,  работал журналистом в газетах «Советская молодежь», «Знамя коммунизма».

       Первый рассказ «Автобус» опубликовал в 1962 году в газете «Советская молодёжь». Затем его рассказы появились в журналах «Байкал», «Наш современник», «Уральский следопыт», альманахе «Ангара» и др.

     В 1968 году   вышел его первый роман «Росстань», который принес писателю известность и за который А. Гурулев был отмечен премией Иркутского комсомола им. И. Уткина.

    Альберт Гурулев – автор многих повествований, тема которых природа и человек в мире природы. Мастерство Гурулева – рассказчика – в искренности, естественности, умении перевоплотиться в героя. Писателю не нужна ни активная авторская подсветка, ни занимательность сюжета. Его прозу питает вера в духовное богатство человека. Иркутский прозаик С. Китайский писал: «…Альберт Гурулев писатель с пронзительно-тонким мировосприятием, владеющий искусством точной поэтической передачи своих чувств, простыми, привычными словами, которые вдруг становятся совсем и не привычными словами, и не простыми. Это уже не ремесло, это – искусство».

      А. Гурулев всегда находился в центре литературного процесса. В 1980—1983 г.г. работал главным редактором журнала «Сибирь», с 2012 по 2015 г.г. заведовал отделом прозы. В 90-е годы вместе с Н.И. Есипенком организовал издательство «Папирус».

          Прозаик является дважды лауреатом премии Губернатора Иркутской области,  лауреатом премии Иркутского комсомола им. И. Уткина, обладателем «Серебряного витязя»  VIII международного славянского литературного форума «Золотой витязь» (2017 г.), премии журнала «Сибирь» им. А. Зверева (2020 г.), и других литературных премий.

    Живет в Иркутске.

Отдельные издания

Росстань : повесть и рассказы. – Иркутск : Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1968. – 247 с.

Чанинга  : повесть и рассказы. – Иркутск : Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1970. – 115 с.

Пожар в Перекатном : повесть. – Иркутск : Вост.-Сиб. кн. изд-во,  1973. – 190 с.

Осенний светлый день : повести. – Иркутск : Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1978. – 143 с.

Дом на своей земле : повести / послесл.: С. Б. Китайский. – Иркутск : Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1983. – 272 с. : портр. – (Современная сибирская повесть).

И был день… : роман, повести. – Иркутск : Вост.-Сиб. кн. изд-во, 1986. – 415, [1] с. : портр.

Крик ворона : повести. – Иркутск : Папирус, 1995. – 334 с. – Соавт.: В. Саленко.

Осенний светлый день : повествование в рассказах. – Иркутск : Иркутский писатель, 2003. – 128 с.

Русское Устье : роман, повести, рассказы. – Иркутск : Иркутский писатель, 2010. – 414, [2] с. : портр. – (Избранная проза и поэзия Байкальской Сибири).

Остановиться… и оглянуться : воспоминания о Распутине. – Иркутск : Сибирь, 2017. – 192 с.

Публикации в коллективных сборниках

и периодических изданиях

В это счастливое время : рассказ // Антология иркутского рассказа. ХХ век / [сост.: С. Б. Китайский, В. А. Семенова]. – Иркутск, 2003. – С. 241–255.

Выбор цветных снов : рассказ // Изба : рассказы о Сибири / [сост. А. Г. Байбородин ; худож. С. А. Бурчевская]. – Иркутск, 2009. – С. 142–189 : портр. – (Избранная проза и поэзия Байкальской Сибири).

Осенний светлый день : миниатюры о природе // Литературные жемчужины. Иркутск – Байкал : [избр. произведения сибиряков] / [сост.: В. Н. Хайрюзов, А. К. Лаптев]. – Иркутск, 2010. – С. 360–403.

А снег идет… : рассказ // Сибирь. – Иркутск, 2011. – № 3. – С. 30–37.

Бегущие за звездой : путевые записки // Сибирь. – Иркутск, 2011. – № 1. – С. 3–23.

Воспоминания о дружбе с В. Г. Распутиным, забавные случаи из жизни ; А снег идёт… : рассказ // Иркутск. Бег времени : [сборник] : в 2 т. – Иркутск, 2011. – Т. 2 : Автографы писателей, кн. 2 : Проза / [сост.: А. К. Лаптев, В. А. Семёнова ; ред.: А. С. Гурулёв, В. А. Семёнова]. – С. 200–207.

Вот такие дела : рассказы // Сибирь. – Иркутск, 2012. – № 3. – С. 69–72.

А жизнь всё-таки смеялась… : [воспоминания о В. Г. Распутине] // Сибирь. – Иркутск, 2015. – № 2. – С. 115–119.

На белом свете, недавно… : биографическое повествование // Сибирь. – Иркутск, 2016. – № 1. – С. 125–147.

Струны памяти : очерк // Живём и помним : воспоминания о Валентине Распутине / [авт. предисл. В. П. Скиф ; сост.: Е. И. Молчанова, Д. В. Тимкович]. – Иркутск, 2017. – С. 158–179.

В это счастливое время // Первоцвет. – Иркутск, 2018. – № 1. – С. 167–177.

День поминовения : очерк // Сибирь. – Иркутск, – 2020. – № 5. – С. 167–177.

О жизни и творчестве

Альберт Гурулев // Писатели Восточной Сибири : биобиблиогр. указ. / Иркут. обл. б-ка им. И. И. Молчанова-Сибирского. – Иркутск, 1983. – Вып. 2, ч. 1 : Русские писатели и писатели, пишущие на русском языке / сост.: Р. Ц. Бадмадоржиева [и др.]. – С. 60–61.

Тендитник, Н. Навстречу своей душе // Энергия писательского сердца : лит.-крит. очерки / Н. Тендитник. – Иркутск, 1988. – С. 297–312.

Альберт Гурулев. Прозаик // Писатели Приангарья : биобиблиогр. справ. / сост. В. А. Семенова. – Иркутск, 1996. – С. 32–34.

Орлова, Е. «Русское устье» Альберта Гурулева / Елена Орлова // Областная. – Иркутск, 2011. – 31 янв. (№ 9). – С. 8.

Гурулев Альберт Семенович // Иркутск : историко-краеведческий словарь. – Иркутск,  2011. – С. 138–139.

Ярослава Ярина. Альберт Семенович Гурулев. Писатель гордится своим городом  // 100 ярких судеб в монолите века : Юбилейная книга к 100-летию города Черемхово. – М. : Реарт, 2017. – С. 77.

 Гурулев Альберт Семенович // Ангарск литературный : справочник-антология / ред., сост. В. В. Дмитриевский [и др.]. – Ангарск, 2018. – С. 96–101.

Не упускать из виду гармонии мира. Проза Альберта Гурулева  // Под небом родным и тревожным. Критика и публицистика. – М.: Вече, 2019. – С.184-192.

Альберт Гурулев

ГРИБНОЙ ДЕНЬ

      Мы с Димкой идём за грибами. Димка второклассник, но грибник уже со стажем. Он маленький, белоголовый, подвижный. Школьное прозвище у него — Буратино. Нос у Димки, конечно, нормальный, но по остальным признакам — Буратино: и худой — из трёх лучинок сложенный, и весёлый, и немножко вредный.

      Давно прошли первые заморозки, и никаких грибов уже нет, кроме опят. Но опята — тоже грибы. Можно далеко не ходить, искать грибы сразу за домами, в корчевниках, или перейти дорогу и поискать около старых пней, но ведь известно каждому, что дальние грибы лучше, и мы, не сговариваясь, уходим лесной дорогой. Точнее, лес с одной стороны, а с другой — море.

     Вчера, когда ветер был особенно сильным, рухнула в море с крутого берега старая разлапистая сосна. Она долго сопротивлялась ветру и волнам, а вот вчера рухнула.

     Но сегодня день тихий, солнечный и тёплый. Море по-летнему сине и спокойно. И кажется, что зима будет нескоро и таких хороших дней впереди ещё много.

Мы прошли сосняки, обогнули сонный залив и пришли в берёзовую рощу.

     Не спеша бредём по светлому лесу, радуемся тёплому дню и обилию закатных красок. Среди спокойно увядающих берёз вдруг увидишь отчаянно раскрашенную осину. Она никак не хочет смириться, что её лето прошло, и листья на осине, как и летом, неспокойны, волнуются, шелестят. Облетают листья шиповника, открывают ярко-красные продолговатые ягоды. Ягод много, и видны они далеко — самая яркая краска на богатой палитре осени. Синее небо, синее море, белые стволы берёз, жёлтые, зелёные, багряные листья деревьев и красные ягоды шиповника. И лишь сосёнки стоят как ни в чем не бывало: осень их не пугает, да и зима тоже.

     А всё-таки, значит, скоро зима: трава пожухла и сухо шелестит под ногами. Но грусть мимолётная скоро проходит, и снова радуешься осеннему лесу. Радуешься теплу и свету, идёшь вольно, и в тебе нежность к этим берёзам, и уже не чувствуешь себя в лесу пришлым горожанином, а будто и города вовсе никакого не было и ты всю жизнь, да нет, даже всегда, жил в этих лесах.

     Около старого берёзового пня нашли мы дружное семейство рыжих упитанных опят.

— Красивые какие, — говорит Димка. — Как солдатики. — Он трогает пальцем пробковые шлемы опят, что-то мурлычет, ползает около пня на коленях.

— Ну что, — спрашиваю, — будем срезать?

— Не-е, — говорит Димка..-— На обратном пути лучше. Или завтра придём. Ладно?

     Димке просто жаль срезать такие красивые грибы. А они и вправду хороши в осеннем светлом лесу. Крепкие, неувядшие.

    Время в лесу летит незаметно. Судить по солнцу, так уже перевалило за полдень, а мы вроде и пришли-то совсем недавно, и наша корзинка, одна на двоих, далеко не полная.

    Грибы мы берём плохо и часто отвлекаемся. Вот пригнулся к траве Димка, сгорбился, затих.

— Что там, Димка?

     Он предупреждающе шипит и делает знаки, чтобы я говорил тихо. Заглядываю ему через плечо и вижу сонного золотистого жука. Такого красивого золотистого жука я не видел с самого детства.

— Что ты собираешься с ним делать? — спрашиваю я Димку.

— А зачем? — отведает Димка шёпотом.

     Мне почему-то становится неловко, и я хочу сказать Димке хорошие и нужные для этого случая слова, но не могу их вспомнить.

     В берёзовой роще мы оказались не одни. Там, где роща переходит в сосновый бор, встретили двух грибников, Димкиных знакомцев. Димка представил мне их ещё издали.

— Они братья. Вон, который длинный, Пашка. Он в четвёртом классе учится.

   Я слышу неудовольствие в Димкином голосе.

— Ты в ссоре с Пашкой?

— Да нет. Просто он такой… — И Димка неопределённо и не совсем дружелюбно машет рукой.

— Ну, а второй как?

— Васька-то? Васька хороший. Маленький только, первоклашка.

    Внезапно кусты раздвинулись, и на крошечную жёлтую поляну вышел круглолицый и светлоглазый мальчик, похожий на маленького пастушка. И лилась из его глаз радостная удивлённая синь.

— Ди-има, — сказал Васька высоким и переливчатым голосом, — ты знаешь, где дятел живёт? А я знаю. Хочешь, покажу?

Горло у Васьки по-птичьему трепещет, и кажется, там у него спрятана светлая серебряная свистулька.

Димка наклоняет голову набок, смотрит заинтересованно.

— А где?

— Там. — Васька машет тонкой рукой в сторону высвеченных солнцем берёз. — Я ви-идел. Краси-ивый такой.

Васька поднимает большой оранжевый лист.

— Посмотри-и, Ди-има!

    По оранжевому листу медленно и сонно ползёт букашка с яркими подкрылками. Димка тронул букашку тонкой и сухой травинкой, букашка поползла быстрее, подкрылки у неё затрепетали, и она без разбега как вертолёт, полетела к вершинам берёз, к синему небу. Ребятишки проводили её восторженными глазами, будто это они научили букашку летать.

      А потом ползли на коленях по опавшим берёзовым листьям, преследовали забредшего далеко от дома крупного муравья. Муравей ни на кого внимания не обращал, делал своё нелёгкое дело, тащил какую-то живность домой. Муравей бросал добычу, подбегал к ней то слева, то справа, то, отчаявшись, жилисто упираясь, тащил её за собой волоком.

— Смотри-и, на помощь другой мураш прибежал…

     Неподалёку я нашёл одно семейство опят и срезал его. Появился Пашка. Деловой, быстрый. Он видел, как я срезал грибы, и, пробегая мимо, толкнул Ваську ногой.

— Раззява!

Васька, не понимая, посмотрел на брата синими глазами.

— Ну его, — сказал Димка, когда Пашка снова исчез в кустах. — Зато он не видел ту красивую букашку, которая улетела.

   От моря тянет лёгким ветром. Блестят меж берёз тонкие светлые нити паутины. Летят на паутинах в неведомые синие дали маленькие паучки-путешественники. Спешат за оставшиеся тёплые дни посмотреть землю.

     Корзинка у нас ещё не полная. Но сейчас мы пойдём искать живущего в старом дупле красивого дятла. Дымятся белым туманом стволы берёз, шуршит под ногами усохшая трава, синеет тёплое небо над жёлтой рощей. Рядом идёт Васька и посвистывает по-птичьи.

— Ди-има! Видел?

    Тихо стелется над землёй осенний светлый день.

Теги: